Header NadegdaAV

К 25-летию. История Свято-Троицкого прихода г. Дортмунда


o.leonid 010

 Хотя приход собирается и формируется священником, но без прихожан, без церковного народа его, собственно, ещё нет. В этом смысле дортмундский приход начал формироваться не в Дортмунде, а в близлежащих городах, где собирались или проживали будущие прихожане. Священник Леонид Цыпин служил в Германии (с 1995 г.) в Покровском храме Русской Православной Церкви г. Дюссельдорфа.

 А жил он в то время в другом городе — Вуппертале, расположенном примерно в 40 км как от Дортмунда, так и от Дюссельдорфа. С осени 1995 г. о. Леонид получил от правящего архиерея предписание проводить богослужения также в Хорнебурге и других местах.


Дортмундские прихожане в Хорнебурге


 Хорнебург — это небольшая деревушка возле г. Даттельна. И приход там был не вполне наш, а католиков восточного обряда. Но именно там о. Леонид нашёл первых дортмундских прихожан. Этот приход организовал много лет назад католический священник о. Эрвин Иммеркус (Erwin Immerkus), после войны окончивший в Риме специальное учебное заведение по восточному обряду — Коллегию Руссикум. Он хорошо говорил по-русски, а служба, которую он совершал, должна была быть внешне такой же, как и в обычном православном приходе в России.

 Pontificium Collegium Russicum — это семинария, руководимая иезуитами и подчинённая Римской курии. Она была основана Папой Пием XI в 1929 г., чтобы готовить католических священников для проповеди в странах Восточной Европы. Предполагалось также, что богослужения восточного обряда смогут привлечь в католические храмы рассеянных на Западе чад Русской Православной Церкви. России в то время, конечно, было не до Руссикума, а после Второй мировой войны тем более. Да и не разобраться, кто они такие, могли разве что люди малоцерковные или не желавшие этого. Тем не менее, приходы восточного обряда кое-где процветали, и один из них был в Хорнебурге.

 Нужно отдать должное о. Эрвину: он сумел в этой деревушке создать некое подобие православного храма и православной службы. Небольшая католическая церквушка была переоборудована: установлен иконостас, развешаны иконы и по стенам — естественно, выполненные в западной живописной манере. Многолетняя работа проводилась с хором: он нашёл немцев — католиков и евангелистов, любителей православной богослужебной музыки, которые вполне сносно пели по-славянски.index 8т Но более всего придавало этому приходу православный колорит служение в нём раз в месяц Архиепископа Клинского Лонгина. Сами католики служили там также один раз в месяц. Можно предположить, что среди первых хорнебургских прихожан было много униатов из западных областей Украины и Белоруссии. Однако в начале 90-х гг. в эту часть Германии стали прибывать православные, в основном из семей немцев-переселенцев (аусзидлеров). Именно тогда о. Эрвин и стал приглашать на отдельную службу раз в месяц владыку Лонгина. Прихожан в то время было человек 15. Открывать отдельный приход смысла не было (где взять помещение, где хранить облачения и утварь; обслуживание, хор…). Но и оставлять «своих» вовсе без служб нельзя. Потому и служил там владыка Лонгин раз в месяц на протяжении нескольких лет. Только теперь это давало католическим хозяевам основание говорить о том, что их приход — не только католический, но и православный. Конечно, о. Эрвин обещал владыке Лонгину не заниматься прозелитизмом и не крестить детей из православных семей. Тем не менее, он делал всё, чтобы у пришедших в этот храм не осталось сомнений, что это «почти» православная церковь. К примеру, на Великом входе он, держа в руках Чашу, поминал первым Папу Римского, а вторым… Патриарха Московского и всея Руси; со временем был изменён и календарь — Пасху стали отмечать вместе с православными, и многое другое.
  Однако главным способом собирания общины были гуманитарные вопросы. И тут православным следовало бы в какой-то мере поучиться у о. Эрвина, поскольку каждого вновь пришедшего он окружал теплом и заботой, и тот, с большой вероятностью, на годы становился прихожанином. Как ритуал была доставка на церковном автомобиле домой каждого в первый раз пришедшего на службу; еженедельное посещение новых прихожан дома, помощь в решении возникающих у них проблем в различных ведомствах, а также помощь оставшимся в России и на Украине родственникам… Все были очень признательны о. Эрвину. Но в Церкви ищут всё же не гуманитарную помощь, а Бога. К тому же, не всех приходящих в этот храм он так привечал. Например, к о.Леониду и некоторым иногда приезжавшим с ним православным он относился вежливо, но с прохладцей.

 Обо всех этих «особенностях» и других «подводных камнях» о. Леонид тогда и не подозревал. Будучи назначен регулярно служить в Хорнебурге вместо владыки Лонгина, он с радостью приступил к богослужениям. И паства там начала численно расти.


0706.13 057Приход в Вуппертале


 Другая часть первоначальных прихожан Дортмунской общины и почти семь первых лет её существования связаны с вуппертальским приходом святых преподобномучениц великой княгини Елисаветы и инокини Варвары. Когда в 1995 г. этот приход открылся, в городе проживало несколько семей (10–12 человек) прихожан дюссельдорфского Покровского храма. Найти помещение для служб в Вуппертале было сложно. Помог наш польский друг Петер Зигфанц, хорошо говорящий на нескольких языках, в том числе по-русски. Петер — активный верующий католик, но и большой друг Православия. Ему удалось договориться относительно служб в кладбищенском храме на Norenberger Str. (Wuppertal-Oberbarmen). Первое богослужение состоялось в субботу 21 октября 1995 г. В нём приняли участие хор Дюссельдорфского прихода (в своё время, ещё будучи мирянином, о. Леонид был основателем этого хора), сербский священник о. Стоян и иподиакон Николай Тон.

 

 В течение первого года существования прихода службы совершались по субботам и дважды в месяц по воскресеньям. Обстановка окраинного кладбищенского евангелического храма была малопривлекательной, и численность прихожан за полтора года выросла незначительно. Однако в свободное от вуппертальских богослужений время о. Леонид продолжал служить в приходах Дюссельдорфа, Кёльна и Хорнебурга. И везде после богослужений проводил беседы или устраивал воскресные школы. Так постепенно собиралась паства будущего вуппертальского прихода.

0706.13 058

 Примерно через год после начала богослужений на кладбище в Вуппертале местное начальство стало интересоваться получением от нас арендной платы — DM 100 за службу. А мы тогда столько и за месяц не собирали…Стало ясно, что с кладбища придётся уходить. Что и произошло после праздника Крещения 1997 г., хотя поиски нового помещения были безрезультатными… Вплоть до Благовещения вуппертальские прихожане оставались без храмовых служб. В 1997 г. Благовещение пришлось на пятницу, но в то время даже в Дюссельдорфском приходе богослужения великих праздников, выпадавших на будние дни, переносились на воскресенья. Мы, видимо, слишком долго были лишены служб в Вуппертале, да и о. Леонид не был сторонником таких переносов. Потому мы дерзнули на Благовещение послужить на квартире у батюшки. В комнате площадью порядка 20 м2 был устроен импровизированный престол, установлены иконы и отслужена Литургия. Какой это был радостный день! Назавтра после него — в субботу — мы «по инерции» отслужили всенощное бдение, а потом и воскресную Литургию… А в понедельник утром к о.Леониду прибежал обрадованный Петер Зигфанц: «Батюшка, я нашёл храм! Спасибо Божьей Матери!»


0706.13 054

 Так с мая 1997 г. начался новый этап в жизни прихода в Вуппертале: за небольшую сумму у лютеранской общины (St. PetriGemeinde SELK) удалось снять расположенный в нижнем этаже жилого дома (Paradestr. 45) зал (Ludwig-Feldner-Saal) площадью около 50 м2, ранее использовавшийся для общих собраний жильцов дома и нужд общины SELK. К нему примыкало несколько небольших помещений — кухня, туалеты и две маленькие кладовки.
 Усилиями прихожан (Сергея Кондрашкова, Виталия Скалыги, Владимира Белова, Николая Серякова, Андрея Блёскина, Дмитрия Боброва и др.) в арендованном зале удалось построить небольшой алтарь, изготовить иконы, киот для образа храмовых святых, аналои и другую необходимую утварь. Постепенно зал для собраний приобретал вид православного храма.
0706.13 Одновременно с созиданием церковного благолепия строилась и духовная жизнь общины, множились общинные дела. Стали обычными совместные трапезы после воскресных служб, начались занятия воскресной школы — сперва для взрослых, а затем и для детей. С 1997 г. стали проводиться рождественские ёлки, пасхальные и другие праздники.

 Этот год стал для многих переломным: осенью открылся приход в Дортмунде. Но ещё раньше существенно изменилась ситуация в Хорнебурге.

 

 


Прекращение наших богослужений в Хорнебурге

 Хотя число посещавших службы в Хорнебурге за два года значительно возросло, это не очень радовало о. Леонида. В какой-то момент он осознал, что в здесь на самом деле образовался «православно-католический» приход, так как наши православные прихожане стали активно участвовать и в католических богослужениях, исповедуясь и причащаясь там. А после служб о.Эрвин с о.Михаилом (о нём дальше) созывали всех на «приходской чай» в зал соседней католической церкви. И пока о. Леонид собирал своё алтарное имущество и переоблачался, католические священники успевали активно пообщаться с прихожанами, и к моменту прихода о.Леонида бóльшая часть их уже расходилась. Нельзя сказать, что советы католических священников, данные на исповеди, не сказывались на духовной жизни прихожан. Но изменить ситуацию о.Леонид не мог, поскольку был связан двусмысленными заявлениями о.Эрвина, которые тот делал в частных беседах с православными прихожанами. Он говорил, что давно бы перешёл в православие, но тогда лишился бы пенсии и зарплаты и не смог бы никому помогать ни здесь, ни в России и на Украине… Это давало многим повод думать, что переход в православие о. Эрвина вместе с приходом всё же когда-нибудь состоится.

  Всё резко прояснилось после публикаций весной 1997 г. В немецкой католической газете Падерборнской епархии и позднее, в августе — в русскоязычной газете «Контакт» №16 (59) двух очень похожих статей, которые вызвали у о.Леонида множество вопросов. Так, во второй статье среди многих добрых слов об о. Эрвине прямо говорилось, что это «единственный в мире католический священник, собравший вокруг себя православных, отправляющий церковную службу по византийскому обряду, являющийся для прихожан духовным наставни-ком». А по какому, собственно, праву он «собирает» и «наставляет»? Кто ему поручал и разрешал это делать? Ведь в этом же храме проходят и наши православные богослужения. Чтобы, интересно, сказали католики, если бы о.Леонид начал «собирать» и «наставлять» членов Католической Церкви? Наверняка назвали бы это прозелитизмом, сделали бы официальные заявления в адрес Московского Патриархата, а может быть, и из страны выслали бы.

 Была в этой статье и совсем уж неприличная для церковного прихода реклама: если вы чувствуете себя одиноко, если вы нуждаетесь в друге, который решит все ваши проблемы, если вашим родственникам в СНГ плохо и они нуждаются в помощи, то не смущайтесь, что вы православные, и приезжайте к нам в Хорнебург на католическую службу, и о.Эрвин решит все ваши проблемы. И опять ни слова о православных богослужениях!

 После нескольких последовавших за публикациями разговоров с о. Эрвином у о Леонида создалось впечатление, что какого-либо изменения возникшей ситуации тот не хочет. Как же жить дальше? Руководствуясь больше интуицией, чем логическими умозаключениями, о. Леонид решил, что нужно дистанцироваться от католиков. В качестве первого, причём не обидного, шага он начал в конце службы делать примерно такие объявления: «Следующее православное богослужение состоится в третье воскресенье следующего месяца» (и называлось число). Вот тут-то «выражение лица» католических хозяев сразу же изменилось: из их реакции следовало, что православные богослужения нужны им дишь в непонятной «смеси» со своими, то есть в качестве «приманки», и что нашим службам в Хорнебурге скоро придёт конец.


 index 79Куда же направить православных прихожан? Тут-то и возникла мысль открыть с этой целью приход в Дортмунде. Но где снять помещение для служб? Ведь зарубежникам это не удалось, хотя они долго искали. Помог иподиакон Николай Тон (о чём будет рассказано далее), и ещё до прекращения наших богослужений в Хорнебурге приход в Дортмунде был открыт.
  Последняя же православная служба в Хорнебурге состоялась во Вторую Неделю Великого Поста. На объявления «о православной службе» католики отреагировали сразу же, еще в сентябре. Дело в том, что примерно в одно время с о.Леонидом на этом приходе появился второй окончивший Руссикум достаточно молодой католический священник — Михаил Кнехт. В отличие от о.Эрвина, он внешне занял более дружественную по отношению к православным позицию. Несколько раз он бывал у о. Леонида дома, любезно с ним общался, а на службе предлагал своё широкое участие в чтении и в переводе проповеди. Со своей стороны он попросил позволить ему в конце нашего богослужения делать по-немецки краткое объявление о предстоящих католических службах и событиях. Не ожидая подвоха, ему разрешили это делать, но только после завершения службы и всех заключительных объявлений о. Леонида. Целый год о. Михаил вполне корректно осуществлял свои напоминания… Однако потом это сыграло свою «взрывную» роль.

 Как-то уже в октябре в конце службы о. Леонид вышел с крестом к прихожанам и собирался сказать небольшое слово, в том числе и о следующем православном богослужении. Внезапно о. Михаил, воспользовавшись возникшей паузой, начал делать «своё» напоминание. Но оно оказалось вовсе не кратким, а намеренно продолжительным: за время его все успели приложиться к кресту и покинуть храм — так что о. Леониду уже некому было сообщать о православных службах. В следующий раз провести о.Леонида таким же образом, конечно, уже не удалось. В дальнейшем стороны «соревновались» своими объявлениями и напоминаниями с переменным успехом, пока в марте 1998 г. не наступил разрыв отношений.
Владыка Феофан, которого о.Леонид проинформировал о возникшей ситуации, оценил всю двусмысленность нашего положения в Хорнебурге, и через некоторое время официально объявил этот православный приход переведённым в Дортмунд.


Открытие прихода в Дортмунде


 Наш приход был не первым русским православным приходом в Дортмунде. Первый как будто бы возник сразу после Второй мировой войны и просуществовал относительно долго — до 1960-х гг. Мы не знаем, какой он был юрисдикции, и вряд ли он был самостоятельным приходом, — скорее всего, кто-то из священников Русской Православной Церкви Заграницей приезжал в Дортмунд раз или дважды в месяц для совершения богослужений, и наши соотечественники собирались с ним в храме в центре Дортмунда по Luisen Str. 17. Это был неиспользуемый евангелический храм, предоставлявшийся для богослужений различным православным конфессиям. Русские в нём долгое время были самыми многочисленными, пока таковыми не стали греки, которым в конце концов и был передан храм.
 С 1982 г. есть упоминания о приходе РПЦЗ в Дортмунде в честь святого великомученика Георгия Победоносца, где настоятелем был священник Божидар Патрногич, проживавший тогда в Вуппертале. Интересное совпадение! В начале 90-х годов он два раза в месяц проводил богослужения в арендованных у Евангелической Церкви храмовых помещениях. Он был заботливым и старательным пастырем, собравшим в Дортмунде несколько десятков прихожан, что на тот момент было значительным достижением. После покупки РПЦЗ храма в Кёльне о.Божидара направили служить туда, а в Дортмунде его заменил о.Евгений. К этому времени приходу в очередной раз отказали в продлении аренды помещения, и, не найдя ничего подходящего в Дортмунде, он перебрался в Бохум, где и существует до сих пор. Знавшие о. Божидара наши прихожане весьма сожалеют, что впоследствии он не принял объединения РПЦ и РПЦЗ и ушёл в раскол.
 56Открытию же нашего Свято-Троицкого прихода предшествовало следующее событие. Как-то в конце августа 1997 г. иподиакон Николай Тон вместе с о. Леонидом посетили на дому дортмундского греческого священника о. Телемахоса Маргаритиса, с которым Николай был знаком уже много лет и находился в доверительных отношениях. Когда о. Телемахосу рассказали о ситуации в Хорнебурге, он незамедлительно предложил: «Нет проблем, вот вам ключи от нашего храма, и служите в нём по субботам», — и тут же дал о. Леониду ключи. Потом оба священника вместе посетили греческий храм на Luisenstrasse 17. О. Телемахос показал, где, что и как расположено, где что лежит, и заключил: «Можете всем этим пользоваться». С тех пор и до нынешнего дня мы на проскомидии и на сугубой ектении поминаем протоиерея Телемахоса и иподиакона Николая в числе важнейших благотворителей и основателей нашей общины.
 Объявление о предстоящем первом богослужении было помещено в нескольких газетах, в том числе русскоязычных. Оно состоялось в греческой церкви 7 октября 1997 г. С тех пор в течение семи лет в первую и третью субботу каждого месяца о. Леонид проводил там службы, на которые собирались прихожане не только из Дортмунда, но и из других близлежащих городов. Верный принципам соборного управления приходом, после первой же службы о. Леонид провёл небольшое собрание, на котором старостой был избран Вадим Абрамов, работавший врачом в расположенном неподалёку госпитале. О. Леонид не был с ним знаком раньше, но на собрании почувствовал в нём благоговейного верующего человека. И не ошибся! Хотя Вадим Абрамов отказывался, старостой прихода его всё же избрали, и он оставался им первые семь лет. То были годы духовного и материального становления общины, когда она, не имея фактически ничего своего, сделалась стержнем духовной жизни каждого прихожанина. Немалая заслуга в этом принадлежит Вадиму Абрамову.


Приход «Дортмунд — Вупперталь»


0706.13 043 На первом богослужении в Дортмунде было человек 20, потом их стало немного больше — около 30. Но то были активнейшие прихожане, которые посещали православные службы не только в Хорнебурге, но и в Бохуме, Кёльне, Дюссельдорфе и других местах. Одними субботними службами в Дортмунде они не обходились, и постепенно сделались также вуппертальскими прихожанами. Уже семь лет спустя, когда приходы разделились, вуппертальцы весьма сильно ощутили исчезновение второй — дортмудской «руки». Это была не только материальная потеря в сборах, но потеря, главным образом, большинства преподавателей воскресной школы, воспитателей лагерей, организаторов праздников и многих других мероприятий. А тогда, осенью 1997 г. дортмундцы очень активно включились в набирающую обороты жизнь прихода святых преподобномучениц Елисаветы и Варвары в Вуппертале. Многое, что удалось сделать в то время, осуществлялось при участии дортмундцев.

 Вуппертальский приход в тот период начали посещать многие православные, жившие достаточно далеко: приезжали из Бонна, Мешеде, Нойса, Мёнхенгладбаха, Камп-Линтфорта — городов, удалённых на сотню километров. Но были и ещё более «дальние» прихожане — из Ахена и Касселя. Всех объединял Господь, Божественная литургия и православная вера, а также желание сделать приход своей православной семьёй, где каждого услышат, помогут, поддержат; где сообща будут воспитывать детей. Тогда это был чуть ли не единственный приход в Германии, где после службы проводилась катехизация на русском языке.
0706.13 048

 С 1997 г. наши прихожане начали активно участвовать в проведении летних, весенних и зимних детских православных лагерей, организуемых о. Иоанном Нотхаузом. Кроме детских, проводились и семейные лагеря. В них не только отдыхали, но и духовно просвещались, изучали Евангелие, православное богослужение, катехизис, жития святых. Постепенно накапливался собственный опыт, и с 2000 г. мы стали проводить лагеря самостоятельно.
processed 1 С 1998 г. начали совершаться паломничества — по два-три ежегодно. Сперва поехали в Турин к Святой Плащанице, затем — в Палестину, Грецию, Англию, Италию, Россию,
Украину, Францию…
 Благодаря удобному расположению храма в центре города на Parade Str.,регулярным богослужениям, воскресной школе для взрослых и детей происходил заметный рост численности прихода. Он почти сразу приобрёл региональное значение. Если в 1998 г. на воскресной литургии у нас присутствовало по 30–40 человек, то в 2002 г. — 90–110. Интересно, что пополнялся приход за счёт выходцев из стран СНГ, которые на Родине церковь, как правило, не посещали. Постепенно образовались «филиалы» вуппертальской общины — в Дортмунде (1997), Ахене (1998), Касселе (2000), Мендене (2003), Изерлоне (2005), Эссене (2007). Со временем они стали самостоятельными приходами со своими священниками. Наши прихожане сыграли также важную роль в развитии прихода в Нойсе и в организации прихода в г. Дуйсбурге (2008).
84jpg Первоначально хором у нас руководила регент Покровского храма в Дюссельдорфе Светлана Стенина. Но она могла участвовать в службах только по субботам. А с марта 1998 г. мы обрели собственного регента — Людмилу Гайгер, которая уже имела четырехлетний опыт регентства в Белостоке (Польша). Под её руководством наш хор значительно расширился, его звучание стало стройным и слаженным. Чуть позже Господь послал и других регентов — профессиональных музыкантов Анну Левину, Марину Краймер и матушку Лесю Садовую, которые внесли существенный вклад в развитие хора.
 С 1999 г. стал выходить журнал общины «Надежда», а чуть позже появился и наш интернет-сайт www.nadegda.de.
 Живя в Германии, никто из членов нашей общины не находится на грани выживания. Но в России и на Украине, увы, не редкость люди, крайне нуждающиеся в тёплой одежде и продуктах питания. Конечно, скажете вы, их 250 миллионов, и всем помочь невозможно. Но мы решили помогать не «всем», а конкретным людям. Для этого в 1999 г. был создан специальный Фонд. Он называется «Лазарь» в честь всем известного евангельского бедняка Лазаря, который лежал у ворот богатого человека. Богач жил роскошно, и каждый день устраивал у себя праздник. Ежедневно он проходил мимо Лазаря, и совесть говорила ему: «Помоги Лазарю!» Но богач всякий раз успокаивал её. Возможно, он рассуждал о том, что не может помочь всем нищим, или что Лазарь — бездельник и лентяй. Так длилось, вероятно, долго…Пока не умер Лазарь, да и сам богач, призванный затем к ответу за своё жестокосердие.

 Фонд создан не для помощи России, Украине, Киеву или какому-нибудь городу, приходу, а для адресной помощи людям, чья нужда взывает к нашей совести. Мы ежегодно собираем и отправляем в Россию и на Украину вещи и подарки для больных детей на Рождество и Пасху (в 2003 г. их было чуть более 700, а сейчас — более тысячи). Подробности деятельности Фонда освещаются на нашем сайте. Электронная почта Фонда: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript..
 Дальнейший рост численности прихода и его деятельности сдерживался размером церковных помещений. Но летом 2000 г. был получен подарок от Господа и Николая Чудотворца — капелла св. Анны при клинике св. Антония. Большую помощь тогда оказал наш друг — католический священник Клаус Никель1. Следующие два года прошли в трудах по благоустройству храма и расположенного рядом с ним общинного зала.

 0706.13 053

Изначально на месте зала были три небольшие комнатки — очень сырые, без пола и потолка, с обвалившейся штукатуркой. Мы договорились с больницей о том, что они проведут внешние работы по осушению стен, а мы — ремонт помещения. Задача оказалась непростой

0706.13 059

 Пришлось разобрать ненужные стены, остальные оштукатурить, залить пол, соорудить новый подвесной потолок, электропроводку, сантехнику. И почти всё это менее чем за три месяца сделали сами прихожане. Конечно, пришлось как следует напрячь силы, зато теперь у нас было где служить и где собираться.
 В новый храм не стали переносить временный иконостас и оборудование из кое-как приспособленного зала. С самого начала наш дортмундский архитектор и иконописец Татьяна Ждан составила проект, который постепенно был воплощён в жизнь. Кстати, большинство икон в вуппертальском храме написаны именно ею.

 Конечно, приходская жизнь в Германии стала выглядеть совершенно иначе, чем на родине. Многие ведь приезжали в храм издалека. Им хотелось не только помолиться, но и духовно пообщаться с братьями и сёстрами по вере. Как правило, все знали друг друга и вне храма поддерживали дружеские отношения. Поэтому после службы у нас был не просто«приходской чай», а целый обед, который приносили с собой. Каждая хозяйка старалась не ударить в грязь лицом. После обеда начинали работу приходские воскресные школы для детей (три возрастных группы) и взрослых. В учёбе и общении проходила бóльшая часть воскресного дня, — по домам обычно расходились часов в 5–6 вечера. На Рождество устраивали торжественные празднования — ёлки; на Пасху — спектакли.
 В новом храме остро встал вопрос о совершенствовании нашей общинной жизни. Значительно усложнилась и административная работа. Из принимавших участие в общинных работах прихожан были составлены рабочие группы по разным направлениям, а в 2000 г. создан реальный Церковный Совет: староста — Ирина Утц, бухгалтер — Елена Атаманова и ведущая канцелярии — Илона Виллимовская. Они, а также Вениамин Цыпин сыграли значительную роль в развитии вуппертальского прихода и его взаимодействии с городскими организациями и Управлениями. В 1999 г. Вениамину удалось зарегистрировать нашу детско-юношескую группу, и через год на неё стали выделять некоторые финансовые средства. Для участия в лагерях детей наших прихожан, получающих социальную помощь, удалось и от социаламта добиться небольшой дотации. Тогда же мы смогли наполовину снизить стоимость лагерей для детей из малообеспеченных и многодетных семей. А в 2002 г. нам выделили полностью оплачиваемое рабочее место по программе ASS. Так у нас появился первый штатный работник. Позже появились ещё целых пять рабочих мест по программе «1 Euro Job».
 Тем не менее, средств, собираемых во время служб, было недостаточно для содержания священника. Нужно было или многократно увеличивать стоимость свечей, просфор, сделать платной проскомидию, а также установить высокие цены на требы, или искать иную схему финансирования прихода. В итоге мы остановились на организации Совета Попечителей, в который могут входить как отдельные лица, так и целые семьи, проживающие в Германии и других странах. Члены Совета берут на себя ответственность за жизнь общины и обязуются оказывать ей регулярную финансовую (или иную — например, техническую, правовую) поддержку. Размер ежемесячных взносов определяется самими попечителями — по своему усмотрению и возможностям. Рекомендуемый минимальный взнос — €10 в месяц с человека. Попечители получают особую молитвенную и духовную поддержку и всегда как благотворители поимённо поминаются на литургиях. Кроме того, им предоставляется преимущественное право и льготы на участие во всех проводимых общиной мероприятиях, лагерях, паломничествах и пр.

 К лету 2002 г. у нас было 20 попечителей, а к концу года — около 100 (в Дортмунде сейчас более 250). Это позволило с начала 2003 г. создать официальное рабочее место для священника.
 Наша молодёжь стала активно участвовать и в работе Союза православной молодёжи Германии, объединяющего представителей всех канонических православных Церквей. Пятеро наших молодых людей участвовали в лагере «Синдесмоса» в 2001 г.


 Поскольку вуппертальский храм находится на территории больницы, от прихожан требовалась особая выдержанность поведения. При 30–40 детях и подростках (в 2002 г.), присутствующих на воскресных богослужениях, добиться её было достаточно непросто. Пришлось назначать специальных дежурных, следящих за парковкой автомобилей и поведением детей возле храма. Возникли сложности и с трапезой, за которую в воскресенье садилось по 60–70 человек: кто-то должен был раздавать принесённую еду, кто-то — мыть посуду. В итоге были созданы четыре череды общинных работ: «Ковчег Надежды» (это были дортмундцы, надеявшиеся обрести свой храм — и обрели!), «Стяжатели», «Странники» и «Дружина». В последнюю череду, кстати, вошли исключительно дети старше 8 лет и подростки. Каждое воскресенье последовательно дежурила одна из черёд. Назначен был и распорядитель черёд, контролирующий их и помогающий. Из череды назначался также дежурный при входе в храм, смотрящий за порядком, самостоятельной покупкой свечей, просфор, иконок и брошюр, а также дающий советы всем приходящим впервые.

 В общине стало хорошим тоном участие каждого прихожанина в её жизни — естественно, добровольно, по способностям и возможностям. Многие стали «раскапывать» заложенные Господом ранее неведомые им самим таланты. Почти весь наш хор состоит из тех, кто раньше музыке не учился и никогда не пел. А в Татьяне Ждан открылся талант иконописца… Таких примеров много. Но встречается талант, который удивляет не меньше, чем талант музыкальный или художественный: красота души...
 Несмотря на то, что вуппертальский приход географически находится как бы на отшибе — вдали от столичных центров, в небольшом (400 тысяч населения) провинциальном рабочем городе, он довольно посещаем. Кроме нашего архипастыря — архиепископа Берлинского и Германского Феофана, здесь довелось служить таким известным духовным лицам, как архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн, епископ Владимир-Волынский и Ковельский Симеон, архимандрит Феодосий Повный — духовник Жировицкого монастыря, архимандрит Амвросий Юрасов — духовник Ивановского монастыря, прот. Александр Новопашин — настоятель собора Александра Невского в Новосибирске, диакон Андрей Кураев; бывали у нас и многие другие священники, диаконы, регенты и просто братья и сёстры из России, Украины, Белоруссии и иных мест. Всему этому способствовала не только наша традиционная гостеприимность и хороший обед, но и благодарная аудитория, которая старается не упустить ни одного слова, ни одной мысли говорящего. Так, профессор Московской Духовной Академии А. И. Осипов выступал у нас с обширной трёхчасовой лекцией, после которой ему было задано множество вопросов.

 Мы очень рады всем посещающим нас, потому что это позволяет нам не отрываться от жизни Православной Церкви на Родине. И сами мы так часто паломничаем, чтобы почаще приобщаться к свидетельствам святости — чудотворным иконам, мощам, святым местам, а главное — к духу посещаемых святынь.
 Есть, кстати, в вуппертальском храме иконы с частицами мощей свт. Димитрия Ростовского, сщмч. Владимира, митрополита Киевского, священноисп. Романа (Медвидя), прп. Иоанна Корчемского, прпп. Агапита, безмездного врача и Моисея Угрина Киево-Печерских.
 Эта история была бы неполной, если бы в ней не были отражены также ошибки и трудности — точнее, ловушки — на пути духовного возрастания общины. Свои специфические проблемы духовного роста есть и у отдельного человека, и у прихода, монастыря, епархии…Церковь — это не демократическая организация, а Богочеловеческое единство. Глава Церкви — Христос, живущий и проявляющийся в каждом из нас, православных, если только мы стараемся Ему угодить, исполняя Его заповеди. Во всяком церковном деле нужно искать Его волю, которую и реализовывать. Это, собственно, и является жизнью во Христе. Соборное мнение — это не мнение большинства, а выражение духовного единства со Христом и между собой. В Церкви главное — не забывая о материальной стороне дела, пусть очень важной и полезной, — не утерять духовную сторону, помня, что всё совершается в соборном единстве и Христа ради.
 Таким образом, соборное единство общины начинается в душе каждого её члена. Но не все и не всегда бывают настолько в Духе, чтобы подлинно во Христе разрешать возникающие иногда непростые проблемы. Поэтому важно уметь слышать других, не выпячивать своё мнение, смиряться, если твоя мысль — «самая лучшая», как иногда кажется, может быть не принята.

 Особое значение имеет мнение настоятеля — единственного, кто видит все стороны жизни общины — и духовную (что происходит на богослужении в алтаре, на клиросе, да и в душе каждого человека, что открывается на исповеди), и материальную. С другой стороны, именно священник, руководящий духовной и материальной жизнью общины,является лично ответственным за все её стороны. Благодать священства даёт даже новопоставленному батюшке возможность ощутить если не полноту,то «грани» соборного единства. Поэтому священнику в церковной общине традиционно принадлежит право подведения итогов обсуждений и принятия окончательного решения.
 Для вполне церковных людей смысл соборности и особая роль священника на приходе известны и понятны. Но для привлечённых к церковной работе или избранных в Церковный Совет и даже в старосты новоначальных, ещё не объемлющих этого верой и духом, непонимание такой роли может стать источником многих искушений.

 К сожалению, в вуппертальской общине после 2003 г. начали нарастать «демократические» настроения. Незаметно возник конфликт амбиций, интересов и предпочтений. Всё это на некоторое время нарушило церковный мир.



Разделение приходов


 «Ковчег надежды», о котором так долго мечтали дортмундцы, стал наконец-то реальностью. Построить его, купить, получить в наследство или ещё каким-либо образом они тщетно пытались несколько лет. Многие уже привыкли не только к субботним службам, но и к поездкам за 50–100 км в Вупперталь. Когда вуппертальский приход обрёл капеллу святой Анны, многие православные из Дортмунда надежду на будущий собственный храм потеряли: постоянное место для служб в Вуппертале теперь есть, и о.Леонид, судя по всему, обосновался там надолго, если не навсегда… Да и где взять деньги на храм?
 А о. Леонид как раз примерно в это время собрал наиболее активных членов Дортмунского прихода и поставил перед ними задачу: искать помещение, собирать деньги, совершенствовать детскую и молодёжную работу, катехизацию, паломничество, организацию праздников… Конечно, его ответы вроде: «Господь усмотрит…» — на многие вопросы, к нему обращённые, особенно на вопрос: «Кто будет служить в Дортмунде?» — звучали для собравшихся малоубедительно…
 Что касается общего направления работы, то у батюшки было давнее убеждение, что главное — это старательно совершенствовать приходскую жизнь, чтобы у людей укреплялась вера. Для этого важно всё — прежде всего богослужение, которое должно быть торжественным, праздничным; проповедь, вводящая в богослужение — таинственную жизнь Церкви; исповедь, активно влияющая на духовную жизнь прихожан. Что касается храмов, то если происходящее в общине созидает Божье, Господь даст и храм, и всё, что к нему требуется.
 «Кто же будет служить в Дортмунде»? Это был сложный вопрос, поскольку кадровая проблема стояла остро и перед каждым приходом, и перед всей Германской епархией. Кому-то может показаться, что открыть приход в Германии очень просто: построить храм, установить Крест и начать службы. А народ? Народ придёт! Но в конце 90-х так не вышло бы и во многих местах России, а тем более здесь. В Дюссельдорфе, к примеру, священник более четырёх лет служил при нескольких прихожанах, пока не развернул настоящее сражение за каждую православную душу, Богом посланную ему для окормления.
AbramovСвященство в Германии является призванием в большей, степени, чем в других местах, и финансово священник может что-то получить для себя лишь годы спустя, да и то не везде. Многих о. Леонид пытался привлечь к служению в Церкви: в чтецы он рекомендовал Андрея Блёскина, Вениамина Цыпина, Андрея Шелмакова, Инго Виллимовски, Вадима Абрамова… И только в последнем случае из чтеца вырос священнослужитель.

  Однако не только священники нужны на приходе, но и миссионеры-катехизаторы, чтецы, певцы, регенты, иконописцы, воспитатели для лагерей, да и просто грамотные люди, стоящие возле церковной лавки и отвечающие на вопросы. Воскресная школа не могла всех их подготовить. Не было прежде всего преподавательских кадров. Тогда у о. Леонида возникла мысль использовать российские возможности — преподавателей духовных училищ, семинарий и университетов, и, используя достижения техники, создать интернет-семинарию или интернет-духовное училище. Несколько лет спустя эти его идеи были воплощены в Свято-Тихоновском Университете (о. Леонид не просто изложил им идею, но подарил камеру и создал пакет документов) и Белгородской миссионерской семинарии (куда о. Леонид ездил сам, а позже нас посетил владыка Иоанн, чтобы договориться о деталях).

 Идея семинарии не была случайной: под неё заранее строился и оборудовался общинный зал вуппертальского прихода. Было полностью обновлено его водоснабжение, отопление, освещение, заменена электропроводка, вмонтированы специальные кабели, установлен видеопроектор, мощный компьютер; закуплены складируемые столы и стулья, позволяющие 48 человекам в течение нескольких часов сидеть перед экраном и вести конспекты, специальные шкафы и книги для библиотеки. Это был большой объём работ, и делались они с усердием при участии многих прихожан. К примеру, электрооборудование, компьютерное оборудование и программное обеспечение всего в зале осуществил инженер Инго Виллимовски. Он же закупал, грузил и привозил мебель. Большой объём строительных работ пришёлся на Дмитрия Боброва и Виталия Скалыгу. Многие другие прихожане также потрудились на славу.
 Помещение для храма в Дортмунде мы начали интенсивно искать с 2001 г. Вели переговоры с католиками, евангелистами, да и сами посматривали на различные заброшенные сооружения и площади. Время от времени нам что-то предлагали посмотреть, однако ничто из предлагавшегося не подходило. Но приобретался опыт обсуждений, в процессе которых постепенно становилось ясно, какой же храм нам нужен. Появилась мысль и о кредите.


DSC01069Появление ещё одного священника в Вуппертале-Дортмунде

 Примерно в конце 2003 г. с о. Леонидом связался по Интернету священник Днепропетровской епархии о. Вадим Садовой. Он сообщил, что получил разрешение на постоянное проживание в Германии как аусзидлер (переселенец), и интересовался возможностью продолжения священнического служения в этой стране. О. Леонид ответил, что имеет три прихода, и пастырская нагрузка растёт, поэтому в помощнике он весьма заинтересован. Потом они встречались в Киеве, и о. Леонид пообещал содействовать устройству о. Вадима в Вуппертале. В июне 2004 г. о. Вадим приехал в Германию. Для встречи с ним в лагерь во Фридланде выехали о. Леонид с сыном Вениамином и староста прихода Ирина Утц. Поездке предшествовала серьёзная юридическая проработка вопроса. Были составлены гарантийные письма, в том числе с указанием сумм, которые будет получать о. Вадим в дальнейшем. В лагере состоялись достаточно сложные переговоры, в результате чего не только о. Вадим с семьёй, но и его мать, а также семья его брата были направлены в нашу землю — Северный Рейн-Вестфалия (NRW). Руководство прихода и многие прихожане сделали всё возможное, чтобы семья о. Вадима и приехавшие с ним родственники уже через несколько недель жили в снятых отдельных благоустроенных квартирах. Таким образом, возникла возможность для параллельного проведения богослужений в Дортмунде и Вуппертале.

 Разрешение сложных ситуаций в Церкви всегда имеет духовную предысторию. Так же было и с нашим храмом. Хотя все уже несколько лет молились о помощи Божьей в обретении помещения, ситуация изменилась после визита к нам Митрополита Белорусского и Минского Филарета. В наши края он приехал на несколько дней для выступления и встреч в Евангелической Академии, которая располагалась тогда в соседнем городке Изерлоне. А поскольку его пребывание здесь продолжилось и в воскресенье, то он совершил богослужение в нашем приходе. Для этого мы специально сняли незанятый в то воскресенье довольно большой католический храм. Конечно, эта служба и последующая трапеза с владыкой запомнилась многим. Чувствовалось в митрополите Филарете его «отечество», его любовь к сослужащим и внимательное отношение к каждому прихожанину, к каждому вопросу, ему заданному. И то, что не всегда заметно, но очень важно — его молитва.

0706.13 055

 Мы написали владыке Филарету два письма о нашей острой нужде в храме: одно по-русски — для него, и одно по-немецки — для передачи местным начальствующим среди католиков и евангелистов. Он и передал им это письмо, сопроводив и от себя просьбой помочь нам. Каково же было наше удивление, когда через несколько месяцев после этого евангелисты предложили нам купить помещение по Flur Str. 39.
Правда, перед этим они навели справки о нас (что мы за люди и что представляет собой наша община) у о. Телемахоса.
 Осмотрев предложенный объект, отец Леонид решил, что он промыслительно был построен для той общины, которая создавалась в Дортмунде: большое храмовое помещение (более 300 м2) с высоким потолком, прекрасная, не искажающая звук акустика; четвёртая часть зала отгораживалась раздвижной стенкой — там можно устроить трапезу. С одной стороны к храму примыкал большой общинный дом, в котором можно было бы не только разместить воскресные школы, кружки и будущее духовное училище, но и сдавать квартиры (вот ещё один источник выплаты кредита!). С другой стороны был расположен земельный участок, где могли бы играть дети, и где можно было бы проводить общинные праздники (как оказалось впоследствии — даже День Епархии с 400–500 гостями).
FeofanLeonid Однако не так это виделось целому ряду прихожан, в том числе из числа актива и Церковного Совета. Многих испугала ответственность: приобретать большой объект, на который надо ещё достать деньги — например, взяв кредит, который много лет придётся выплачивать, а потом здание придётся обслуживать, отапливать, да ещё сколько труда положить на ремонты и достройки… Тут, конечно, сказался недостаток действовавшего тогда Церковного Устава, который предполагал одобрение таких крупных покупок Церковным Собранием прихода. Такое собрание готовилось… Впрочем, до него дело не дошло: в сентябре 2004 г., осмотрев предложенные для покупки помещения, наш владыка Феофан недвусмысленно подвёл итог спорам: «Конечно, покупать».

 Однако ещё раньше — с весны почти полгода шли неспешные переговоры с евангелистами. Они представили нам экспертную оценку этого объекта 1999 г., которая составила один миллион 300 тысяч марок, что примерно соответствует €700 тыс. Таких денег у нас не было и в помине, да и объект пять лет пустовал, что уменьшало его стоимость. Интуитивно о. Леонид оценил его в €300 тыс.и решил этой цифры придерживаться как внутри общины, так и вовне. Летом эта цифра была названа евангелистам как максимальная и приемлемая для нас. Они не сразу, но согласились. Остались сложные согласования контура нашей территории с детским садиком, у которого мы отбирали более чем третью часть двора. Настолько сложные, что в них принял участие евангелический суперинтендент (соответствующий по власти в церковном управлении католическому епископу), давший садику определенные гарантии. Не желая накалять обстановку, о. Леонид предложил всю территорию использовать совместно, тем более что никаких идей собственного использования у него на тот момент
ещё не было.

 Через несколько месяцев мы получили от нотариуса проект текста будущего договора купли участка с домом. Несколько недель о. Леонид с Еленой Атамановой — нашим советником по налогам, а тогда и старостой Вуппертальского прихода — изучали документ, а потом поехали к нотариусу за разъяснениями. Разговор был непростой и занял несколько часов. Но ведущие переговоры не стали полагаться только на свой ум и отправили проект соглашения владыке Феофану. Когда было получено одобрение и от юриста епархии, мы сообщили евангелистам о нашей готовности подписать договор.

 Теперь остро встала проблема получения кредита. Церковной общине, не имеющей ясного дохода, а собирающей пожертвования, никто просто так денег давать не хотел. Нужны были подтверждённые гарантии и/или достаточно большой собственный первый взнос. Надо сказать, что к осени наше финансовое положение упрочилось. Летом о. Леонид встречался с епископом Егорьевским Марком (Головковым), и тот пообещал помочь деньгами. Осенью о. Леонид поехал к нему в Москву, оформил все документы, и к концу года приход получил от Отдела внешних церковных сношений Русской Православной Церкви достаточно крупную сумму. Был объявлен сбор средств и в общине. Стали поступать значительные пожертвования. И снова Господь Своим промыслом пришёл нам на помощь.
 Дело в том, что Евангелическая Церковь имела в районе нашего будущего храма обширную собственность. Чтобы продать часть, следовало предварительно юридически разделить весь комплекс на отдельные объекты. Этим они, как оказывается, и занимались с нотариусом уже долгое время, надеясь в ноябре подписать договор продажи с нами. И поскольку всё складывалось как нельзя более удачно, 11 ноября они — ещё до юридического оформления — передали нам храм и общинный дом.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 Мы, конечно, были несказанно рады, и уже через три дня, не раздумывая долго, начали там служить. Последующие месяцы были заполнены героическими усилиями членов общины, особенно ежедневным трудом наших «дедов». Нужно было хоть как-то приспособить помещения к службам и церковным нуждам. Пригодился старый вуппертальский иконостас,престол и иконы, и многое чего ещё от храма на Parade Str., казавшееся давно забытым, и что о. Леонид «по-плюшкински», как он считал, хранил у себя. В этой работе мы как-то забыли о евангелистах, а у них, оказывается, начались неприятности: разделение собственности, которое они произвели, потребовали переделать. На это ушёл весь 2005 год, чего они, скорее всего, не ожидали. И только в феврале 2006 г. был официально подписан договор о купле объекта.


 0706.13 049

А всё время до этого, оплачивая только отопление и освещение, мы совершали в месяц по 10–15 служб. Естественно, доход, по сравнению с двумя службами в месяц, вырос во много раз. Всё это позволило получить от нашей Sparkasse кредит по рекордно низкой по тем
временам ставке — всего под 4,18%…

 

От составителей


. Над этой краткой хроникой о. Леонид начал работать незадолго до своей кончины, уже будучи больным, и завершить её не успел. Материал писался им не для того, чтобы оставить свидетельство о собственной деятельности, а с целью чисто летописной. Именно поэтому, не собираясь подписывать текст своим именем, батюшка именовал самого себя в третьем лице… Будем надеяться, что предлагаемая читателю незавершённая хроника будет кем-то продолжена.


Календарь