Header NadegdaAV

 (Продолжение)
отец Михаил 015.JPGО времени и о людях, окружавших о. Леонида, расскажу по детским воспоминаниям и рассказам, слышанным от очевидцев. Всех людей я знал лично, но, разумеется, участвовал не во всех событиях.

В советское время в Киеве в девяти открытых храмах пели клиросы, а если позволял доход, то и «верхний» — по тогдашней официальной бухгалтерской терминологии «художественный» — хор. Большинство хористов были неверующие наёмники-профессионалы. Вели себя они соответственно: во время проповеди, причастия и в другие моменты, когда хор не поёт, бегали покурить — иногда на колокольню, иногда во двор; между песнопениями читали газеты, хихикали, переговаривались…

 

b_800_600_30651_00_images_004(3).jpgИ вот о. Михаил Макеев благословил создать хор из приходящей к вере молодёжи, среди которой было немало музыкантов и просто способных людей. Вскоре нашли место, где не побоялись взять: в Ирпене в Свято-Троицкой церкви как раз что-то случилось с прежним хором. Нижним управлял высокий седобородый старик по имени Евфимий, а по прозванию «до-ля-фа»: на вопрос, как, скажем, поётся та или иная стихира, он отвечал: «Очень просто», — задавал тон: «До-о-о — ля-а-а — фа-а-а», — и начинал петь и дирижировать.
Настоятелем был о. Памфил — один из последних послушников Киево-Печерской Лавры перед её закрытием в хрущёвские годы. По благословению он женился, у него родилось четверо детей. Но стремление к уединённой молитве у него сохранялась. В доме был чердак с закрывающимся люком и выдвижной лестницей; между собой отцы шутили, что он приходит домой, прыг на чердак, лестницу наверх — и матушка его оттуда никак не достанет.

Начались репетиции, и уже вскоре хор пел за богослужением — на первых порах только ектении, но очень быстро набрал репертуар и стал полноценно участвовать в службах. «Литургия» — «общее дело». Хор стал таким же общим делом для всех. Вместе пели, помогали друг другу переезжать, делать ремонты, молились друг за друга, ухаживали за больными.

 

otez konstantin 014.jpgКостя
Был скрипачом, в хор в Ирпене пришёл, работая в симфоническом оркестре. Сам — маленького роста, и когда он приходил после концерта к нам домой, полы фрака спадали так низко, что он был похож на кузнечика, что нас, детей, очень смешило. В детстве его из «города русских моряков» отправили учиться в Киевскую специальную музыкальную школу-десятилетку. Обрадовавшись свободе, он занимался кое-как, и через некоторое время встал вопрос: или с позором домой, или навёрстывать упущенное. Он взялся, экзамены сдал — и с тех пор всегда был в первых рядах. Как он говорил: «Ощутил радость труда».
В хоре он старался сосредоточенно молиться — и стоял с «пришибленным» видом, в упор не видя регента. Сергей же эмоционально «махал» перед ним руками, ну разве что не танцевал, но толку было немного. Возник конфликт. Пошли к о. Фёдору. Тот, выслушав одну сторону, сказал: «Да, Серёжа, вы правы: певцы должны смотреть на вас и беспрекословно слушаться». Потом пришёл Костя, и о. Фёдор говорит ему: «Костя, вы правы, главное — это молитва». Встретившись и обменявшись впечатлениями, Серёжа с Костей стали терпимее относиться друг к другу.
У Кости была большая семья, ему приходилось много работать, но и молитву он не оставлял. Утром на ранней литургии он молился и причащался, а на поздней — пел в хоре.
Вскоре Константин стал священником. Сегодня это один из лучших духовников в Киеве
.
 

b_450_600_30651_00_images_dekabr_2012_012.JPGСаша
По специальности — музыковед, по роду деятельности — ведущий музыкальных радиопередач, по призванию — непревзойденный критик. Не только музыкальный… Он мог одним глазом посмотреть в ноты и сказать, что там не так. Мог написать любую партитуру, расшифровать, гармонизовать, восстановить. Вечно воевал с «красивой», но не очень молитвенной музыкой. Позже, когда сам стал регентом, то культивировал удивительно сдержанную манеру пения хора, пытался отбирать произведения, которые и привычных к «концертному» пению священников и прихожан устраивали бы, и были бы по возможности молитвенным.
Когда хор приобрёл уже своё «лицо» и «гордился» своим «духовным» репертуаром, настоятель вдруг благословил спеть «Покаяния…» Веделя — ужасно чувственное произведение, но для многих даже не столько любимое, сколько знакомо-привычное. Спорить было бесполезно. Саша сел за партитуру, стал менять аккорды, сокращать, упрощать… Во время пения дирижировал весьма сдержанно. Если бы Ведель021.JPGслышал, он бы подивилсятакой трансформации! Наутро, зайдя в алтарь за благословением, регент услышал от чуть улыбающегося настоятеля: «Это вы вчера Веделя пели?» — «Ну да». — «А что-то он какой-то… покрученный?» — «Да, батюшка, такая вот… упрощённая редакция для небольшого хора…» Так и пели потом, если уж приходилось, Веделя именно в этом варианте.

Ядвига
Jadwiga(1).jpgВ прошлом была оперной певицей. У неё было дивное колоратурное сопрано. Она извлекала из себя такие звуки, которых я в жизни с близкого расстояния никогда больше не слыхивал. Сама маленькая, худенькая, а голос сильный и при этом завораживающе нежный. Крещёная родителями-поляками в католической церкви, в православии звалась Людмила. Она жила в Ирпене и стала первым регентом хора. Всем ставила голоса, развивала слух. Однажды у Ядвиги случился пожар, её дом сгорел. Некоторое время они с дочерью Сашкой жили по разным квартирам у хористов, а потом ей дали однокомнатную квартиру в новостройке неподалёку от сгоревшего жилища, и те же хористы помогали перетаскивать вещи, мебель на пятый этаж при не подключённом ещё лифте.
Потом она заболела. Операция, химеотерапия… В больнице за ней наши так ухаживали, что все вокруг удивлялись, говоря: «Они, наверное, баптисты». Это воспринималось как комплимент: баптисты действительно были организованы и своих в беде не бросали. Для членов общины это было новое: учиться делам любви. Долгое время её дочь жила у Иоакима Михайловича, там 
ходила в школу. А после смерти матери её вдруг нашедшийся отец пожелал забрать её к себе. Она согласилась. Все скорбели. Переходный возраст…

Миша
02-12__2012.jpgЕму было 21, нам — по 10, так что звали мы его просто Мишка. В его детстве был случай. Дети играли во дворе, и кто-то сказал: сегодня Пасха! А что такое Пасха? Евреи Христа распяли! А кто был Христос? Еврей! «Кто у нас тут еврей?» — спросил заводила. — «Мишка? Давайте его распнем. Будет у нас Исусик Христосик!» Парни взяли его и привязали верёвками за руки к забору. Поначалу ему было весело, но когда отпустили, стало больно, и он закричал. В страхе все разбежались, а он так и остался висеть. На крик прибежала мать и сняла его «с креста»… Таким было его первое знакомство с Евангелием.
Позже он окончил Институт физкультуры и стал тренером по фехтованию. После армии женился, но жена вскоре умерла. Он стал заходить к нам. У него был весёлый характер и очень нежная душа. В результате долгих разговоров с отцом Мишка решил креститься. После крещения стал ещё чаще бывать в нашем доме. Мы, дети, дрались с ним на тренировочных шпагах, которые он же нам и принёс. Однажды я, открыв ему дверь, сказал: «Ура, давай драться!» — «Не хочу». — «Так зачем же ты пришёл?»

У Миши был замечательный голос, доставшийся ему по наследству: его отец готовился стать оперным певцом, но в первые же дни войны получил ранение прямо в горло, и с той поры говорил хрипло и не пел.
В первую пору после крещения Миша весь сиял. Своей радостью он заражал всех.
Вскоре он привел к нам своего друга Сергея.

Сергей

b_508_600_30651_00_images_DSC_0177.jpgОн тоже был спортсменом. В отличие от Миши, всё делал как надо и до конца. Стал чемпионом Украины по фехтованию на рапирах. Затем тренером. Как у многих спортсменов,02-12__2012 367(1).jpgначался поиск «новых вершин»… в стеклянных сосудах. Несколько раз он пропивал зарплату. Потом его мама, работавшая где-то в спорткомитете, в дни получек ходила с ним к кассе — получать деньги…
Смеялся он тогда мало, был угрюмым. Поговорил с моим отцом, потом они пошли в Покровский к о. Фёдору. Началось воцерковление. Чтобы избежать конфликтов с мамой, утреннее правило он вычитывал в туалете и где-то прятал молитвослов. О. Фёдор благословил его голодать 10 дней. Стоя в храме, он шатался от слабости. Но после этого пить и курить бросил окончательно. Во время голодания его мать кричала, что всех «посадит». Но, удивившись результатам, больше ему не препятствовала. На сегоднящний день она «из Савла превратилась в Павла» — стала 
активной прихожанкой и проповедницей. К ней многие b_800_600_30651_00_images_007.JPGобращаются за советом как матери священника. 
Естественно, Сергей присоединился к хору и стал учиться петь. Дикция у него была неважная, и о. Михаил Макеев послал его к логопеду. Нас это очень веселило, потому что мы тоже ходили к логопеду.
Помню, было у него любимое словечко «ужасно», которое он произносил, растягивая «ж». Как-то мы приехали к о. Михаилу — и вдруг слышим от него это знакомое: «Уж-ж-жасно!» Серёжа так плотно тогда с ним общался, что и его заразил.
Он был достойным учеником. Всё, что ему говорили, делал основательно. Отцы стали готовить его к сb_732_600_30651_00_images_DSC_0175.jpgвященству. В Киеве двери для него были закрыты. До сих пор помнит он слова некоего чиновника, которому государство доверило делание пакостей Церкви и верующим: «Мы тебя пятнадцать лет учили и в религию не отдадим». И — как будто дверь захлопнулась.
По проторённой дорожке он отправился в Сибирь, в Белово. Там в хоре познакомился с Леной. Сосватал её Сергею сам владыка Гедеон, окончивший разговор словами: «Она и по росту тебе подходит!» Но прежде чем сделать Лене предложение, Серёжа поехал за благословением к о. Фёдору. (Мы, подростки, тогда всё возмущались: что значит — нельзя без благословения?) Женился. Рукоположился. Брак оказался на редкость счастливым.
Хочется рассказать ещё про Лену. С ней была интересная поучительная история, о которой мне р
ассказывал папа, и которая тогда поразила моё воображение. Ещё до замужества она училась в Ленинградской семинарии в регентском классе. Там же училась и её младшая сестра. Изучая Библию —02-12__2012 447(1).jpgглаву о благословении Исааком Иакова, стали шутить: продай, Лена, сестре своё первородство! «А за какую похлёбку?» — «Ну, хоть за эту юбку!» — «Хорошо», — сказала Лена. Вроде бы шутка… Однако ситуация начала меняться: младшая сестра, обретя «первородство», вдруг стала лучше учиться, и вскоре вышла замуж. А у Лены жизнь долго не складывалась. Много лет провела она в молитвах, в служении Церкви в качестве регента, в смирении и покаянии, прежде чем Господь послал ей хорошего жениха.

Вениамин Цыпин

(Продолжение следует)


Календарь

Социальные сети

 

 

Советуем почитать

Умножение любви. Преподобный Давид Гареджийский

20 мая Грузинская Православная Церковь празднует память преподобных отцов Иоанна Зедазнийского и двенадцати его учеников – «вторых апостолов» Грузии. Пришедшие...